Максим Нестеренко, пластический хирург, лауреат международной премии «Грация», рассказывает

Пластическая хирургия – в эту сферу приходят случайно или осознанно?

— Случайным ничего не бывает. Люди, выбирающие карьеру в медицине, делают это осознанно. И как правило, это либо продолжение семейной традиции, либо сильная связь с данной отраслью. В моей семье медицина – призвание, мои родители – врачи, поэтому с самого детства я точно знал, что пойду по медицинскому пути. Конечно, тогда я не думал, что специализацией станет пластическая хирургия.

По окончании института у меня было несколько вариантов. Я выбрал хирургию, поступил в ординатуру по общей хирургии в НИИ СП им Н.В. Склифосовского. Повидал там много резанных ран, экстренных операций, дежурств. Естественно, в первый год обучения нас особо не допускали к операциям. Поэтому первые навыки я отрабатывал в психосоматическом отделении, где находятся пациенты с заболеваниями соматических органов, страдающие психическими расстройствами. Впоследствии нам разрешено было проводить более сложные операции – лапаротомию (рассечение передней стенки живота с целью получения доступа к органам брюшной полости и малого таза).

В Склифе у меня появился интерес к различным инъекционным методикам, а также процедурам по поддержанию красоты и молодости. Так я плавно переключился на пластическую хирургию. В то время просто так нельзя было прийти в эту отрасль, сперва нужно было пройти челюстно-лицевую хирургию. Несмотря на то, что у меня уже была одна ординатура по общей хирургии, все равно пришлось идти в ординатуру по челюстно-лицевой хирургии. Там началась уже микрохирургия, операции на костях и на мягких тканях, первые операции на лицо. Я обучался в Центре челюстно-лицевой хирургии – сильнейшая школа, альма-матер всех пластических хирургов. Там состоялось мое знакомство с профессором Брусовой Людмилой Арсентьевной – основоположницей реконструктивной хирургии. Поскольку в то время мы начали осваивать операции по реконструкции лица, ринопластики, я был ее учеником.

После получения сертификата челюстно-лицевого хирурга я уже планировал писать кандидатскую.

В момент сбора материала для кандидатской я четко осознал, что мне ближе не реконструктивная хирургия, а именно пластическая.

Врач учится всю жизнь: сперва институт, затем ординатура, интернатура, аспирантура. И даже сейчас я продолжаю учиться, познавать новые методики, узнавать и внедрять новые технологии. Часто посещаю конференции и мастер-классы всемирно известных профессоров.

Из каких компонентов складывается успех деятельности пластического хирурга?

— Если рассматривать качества человека, то все прекрасно понимают, что нужно работать-работать и учиться – и так постоянно. Практика – лучший показатель успеха любого врача, в том числе и пластического хирурга. Самое главное не останавливаться на достигнутом и не опускать руки, не рефлексировать. Поскольку в один момент обязательно накроет мысль, что тебе – 28, а ты еще учишься, потом тебе 30, и ты до сих пор заработать не можешь. А у твоих сверстников уже по двое детей. Такие мысли деморализуют, поэтому не должны сбивать с вашего пути. 

Медицина – тяжелый труд, в которой приходят точно не заработать. На твоем пути всегда будет чаша весов: профессия или семья, профессия или достаток. И на первых этапах найти равновесие бывает крайне тяжело. В личной жизни приходится постоянно жертвовать, так как ты во время учебы не можешь достойно содержать семью.

Если мы все-таки углубимся в специфику выбранной специальности – пластической хирургии, то в этой области недостаточно быть просто хирургом, недостаточно иметь специфические знания и обширный опыт. Здесь нужно уметь мысленно моделировать формы и образы, проецировать правильную картинку на исходный материал. Иными словами, пластический хирург должен уметь визуализировать красоту. Нужно не просто иметь чувство прекрасного, а уметь развивать его, учиться думать и видеть геометрией и правильными пропорциями, логически мыслить, предугадывать результат.В голове должен протекать весь процесс – художественный замысел, чтобы понимать, какими действиями мы сможем достичь желаемого. Из посредственного создавать органичное. Далеко не всем это по силу. Смотришь, как хирург делает операцию, кажется, ты все также сможешь повторить. В действительности все иначе.

Только с опытом можно поменять свои представления, открыть в себе новые качества и способности.

Почему-то у общества сформировалось представление о профессии пластического хирурга, как о денежной и беззаботной. Когда ты идешь в хирургию, последнее, о чем ты думаешь –на чем ты будешь ездить, в каком доме жить. Ты сосредоточен на обучении, оттачивании новых и новых методик, которые впоследствии сформируют стиль и профессиональные качества хирурга. И этот процесс длительный, может занять 10-15 лет.

В пластической хирургии очень многое зависит от доктора. С пациентками нужно много общаться, располагать их к доверительному разговору, создавать условия, при которых им будет комфортно рассказать о проблеме или о комплексе, с которым пришли. Знание психологии должны быть обязательны, так как характер, восприятие информации, темперамент у каждой девушки свой – и здесь не будет, как на приеме у терапевта, универсального скрипта и памятки проведения консультации. Здесь все построено на доверии своему врачу и вере в его профессионализм. И чтобы их оправдать хирург всегда должен быть во внимании. Моя цель – подарить им красоту, ощущения счастья, заставить полюбить себя, свой новой образ. Колоссальная разница между пластической хирургией и, скажем, общей. Ко мне приходят не с болезнями, не с жалобами, не в состоянии отчаяния. Ко мне приходят здоровые и полные жизни и энергии люди. Они хотят лишь улучшить что-то в себе.

В данный момент вы нашли то равновесие, которое позволяет на одном уровне держать медицинскую деятельность, личную жизнь и собственное развитие?

— Сейчас я нахожусь в той точке, в которой удалось поймать и удержать баланс. Я обрел стабильность, потому что провел невероятную работу, самоанализ и сейчас все разложено по полочкам. Я знаю свои сильные стороны и компетенции, понимаю на чем нужно делать акцент в профессиональной деятельности, какие услуги развивать, осознаю, какое значение имеет репутация доктора для пациента и поддерживаю свою квалификацию. Аудитория пациентов разрослась и достигла того уровня, когда я могу позволить уделить достаточно времени на личную жизнь, задуматься о семье и о детях. Золотая середина, в которой гармонично уживаются карьерные амбиции и личные цели.

В начале пути я переживал за каждую операцию, подолгу сидел с книгами, смотрел видео-уроки маститых хирургов. Сейчас я уверен в каждом своем слове, в каждом действии и я всегда знаю, что я сделаю на 2 шага вперед. Но медицина не дает повода останавливаться и расслабляться. Ты всегда должен быть на пике профессиональной формы.

Частная медицинская деятельность сравнима с предпринимательской?

Я не могу себя отнести к числу бизнесменов или предпринимателей в классическом понимании этого слова. За свою жизнь я не прочитал ни одной экономической книжки. Все, что я имею сейчас – исключительно результат, сложенный из проб и ошибок, консультаций с экспертами и осведомленными людьми.

Эстетическая медицина – та индустрия, которая требует больших вложений в поддержание своего имиджа. Это и расходы на оборудование, эндоскопическую технику, материалы, инвестиции в образование.

30-40% времени хирурга отдается на операционные процессы, все остальное время – прием, консультации, общение с пациентками. Большую работу проводишь, чтобы пациенты к тебе вновь пришли.

Сегодня уровень грамотности и вовлеченности в цифровые и иные технологии очень высок. Пациент избирателен, и прежде, чем решится на операцию, проконсультируется с 4-6 хирургами. На данном этапе меня воспринимают уже не как врача, а как бренд, с которым пациенты связывают определенный ассоциативный ряд и выстраивают рекомендательную цепочку.

Принципиальная деталь, — в нашей профессии нет клиентов, даже если мы рассматриваем частную хирургию как бизнес-модель. В нашем деле существуют только пациенты.

Конечно, развивая свою практику, ты в процессе учишься и ведению бизнеса. Понимание некоторых бизнес-элементов приходит с опытом. Сейчас мы точно знаем портрет нашей целевой группы по всем критериям, знаем площадки ее дислокации и способы ее привлечения. Мы пробуем разные механизмы и техники по популяризации услуг и раскрутке, но есть уже сформированный набор техник, который двигает всю деятельность.

Мы разрабатываем программы с информационными партнерами, постоянно находимся в процессе поиска новых методов развития и метрик оценки эффективности. Какие-то площадки не оправдали своих ожиданий, мы отказались от них. Раньше считалось, что наличие сайта у пластического хирурга – это апофеоз. Сегодня digital-инструменты уже неотъемлемая часть программы развития.

Инстаграм – основная локация молодой возрастной группы.

Но все мы понимаем, что социальные сети – модернизированная площадка отзывов, где дают оценку, как правило, только в одном случае, когда что-то не устроило и пошло не так. Электронная книга жалоб. В состоянии эйфории и счастья человек не будет оценивать и оставлять отзыв, ему итак хорошо. А когда он остался чем-то недоволен, то мигом забываются положительные достижения врача. Данную поведенческую характеристику мы также учитываем при выстраивании коммуникации с пациентом и его сопровождении на каждом этапе: консультация, операционная подготовка, операция, реабилитация, осмотр и т.д.

О контенте. Вот парадокс, для самих врачей публикация – научный, аналитический труд, на который затрачивается время для сбора материала и написания. Что мы наблюдаем сегодня, что пациенты просматривают массу контента на различных ресурсах, но малая часть читает текстовое содержание. В основном ограничиваются просмотром фото и надписей к ним, захватывают заголовок и бегут далее. В итоге тот труд, который врач пытался доходчиво и просто донести до читателя, остался незамеченным. Поэтому нам тоже приходится адаптироваться под привычки аудитории. Мы пробуем рассказывать о сложном с помощью коротких видеороликов, видеолекций, фоторепортажей, инфографик. Умение слышать пожелания пациента –лишь первый шаг на пути доверия, важно еще уметь отвечать на его языке.

Как обстоят дела с конкуренцией?

— Конкуренция очень сильная. Все ищут новые возможности и ресурсы для своей популяризации. Я один из первых стал выкладывать видео до и после операций вместе с комментариями пациенток. Очень редко бывают случаи, когда пациентка готова предоставить видео и фото в сравнении для демонстрации. В моей практики таких пациенток много —  и я считаю, что мне удалось выстроить такие доверительные отношения.

Но ведь даже в частной практике хирурга без команды не обойтись?

— Медицинский бизнес невозможен без специалистов. Например, анестезиолог, без него я не могу проводить операцию. Мне комфортнее работать с опытным специалистом, с которым мы сотрудничаем на протяжении длительного времени. Опыт анестезиолога позволяет пациентке не почувствовать боли и дискомфорта после наркоза. Ты можешь поменять клинику, а анестезиолог всегда должен быть один. Операционная сестра – это мои вторые руки. Ты должен на нее полностью полагаться. Она разводит лекарства, она знает, что нужно делать. Невозможно за день сделать 5-6 операций, если каждый будут что-то спрашивать. Поэтому ассистент, операционная сестра – все знают, что делать.

Есть ли у вас в планах создание собственной клиники?

— Хочется создать даже не частную клинику, а институт. Ведь одно поколение ассистентов приходит на смену другому – и кураторство помогает им достичь первых результатов и успехов в операционной практике. В моих планах открыть клинику, в которой костяк составят мои же ученики, но где им будет предоставлена возможность оперировать самостоятельно. Поскольку начинать оперировать самому – очень сложно. Ведь как приходят в хирургию. Сперва ты ассистируешь, тебя закрепляют за хирургом, чтобы набраться опыта. Я не отношусь к тем хирургам, которые запираются в операционной и не дают молодому поколению наблюдать за ходом операции, чтобы научиться. Прятать свои навыки, считаю не правильным.

Главные сложности, с которыми приходится столкнуться при запуске своей деятельности?

— Главная сложность – начать. Нужно, чтобы кто-то тебя пнул, чтобы ты пошел и начал делать. Мало смотреть и наблюдать за хирургами, надо самому пытаться начинать.Да, первое время к вам будут относиться с осторожностью, поскольку понимают, что у хирурга недостаточно опыта, но рядом с ним хирург опытный.

Скажу так, если вы выбираете путь пластического хирурга, то главное правило для вас — не опускать руки и идти за своей мечтой.